Фонтан. Сквер Девичьего поля
   
  RSS  
Главная / Здания / Палаты Аверкия Кириллова

Палаты Аверкия Кириллова


На Берсеневской набережной расположен один из примечательных архитектурных памятников Москвы – палаты Аверкия Кириллова. К реке выходит парадный фасад с изящным мезонином. Крыльцо входа украшено резными кронштейнами, а наличники окон второго этажа – раковинами. Но все это относится к довольно позднему времени - началу XVIII столетию, само же здание значительно более раннее.
Благодаря исследованиям реставратора Г.И. Алферовой было установлено, что на месте современного строения в XV-XVI веков находился белокаменный дворец, остатки которого обнаружили в северо-восточной части и который мог принадлежать Беклемишевым, знатным боярам того времени.
В числе владельцев усадьбы повелось называть сподвижника Ивана Грозного, убийцу и палача Малюту Скуратова, но так как выяснилось, что его похоронили на другом берегу реки у церкви Похвалы Богородицы , то следует думать, что и дом его был где –то там рядом.
Однако с уверенностью владельцем этой усадьбы можно назвать богатого купца, гостя, так тогда назывались представители верхнего слоя торгового сословия, Аверкия Степановича Кириллова. С 1678 года ему пожаловали чин думного дьяка (имеющего права заседать в Боярской думе); в разное время он стоял во главе нескольких очень важных приказов в системе московского управления: приказа Большого прихода, ведавшего сборами с населения, Большой казны – налогами, монетным делом, казенной промышленностью, Новгородской, Галицкой и Владимирской четвертей, управлявших несколькими десятками богатых городов, Новой чети, где собирались кабацкие сборы, Казенным приказом, где хранилась царская вещевая казна. Таким образом, в руках Аверкия Кириллова сосредотачивалось руководство финансами, торговлей, промышленностью. Под его присмотром перестраивали в 1661-1665 годах огромный Гостиный двор в Китай-городе, который, по словам иностранных путешественников, являлся «наилучшим зданием во всей Москве». Он был успешным предпринимателем, имевшим прибыльные соляные варницы и торговавшим не только в Москве, но во многих других городах, и не удивительно, что он жил в таких роскошных палатах.
Во время восстания стрельцов богатого дьяка-купца убили вместе со многими боярами. Его сбросили с высокого кремлевского Красного крыльца на выставленные вверх копья, изуродованный труп выволокли на Красную площадь под издевательские крики: «Расступитесь, думный дьяк идет!». Как объявили сами стрельцы, «думного дьяка Оверкия Кирилова убили за то, что он, будучи у вашего государственного дела, со всяких чинов людей великия взятки имал и налогу всякую и неправду чинил». Аверкия Кирилова похоронили в Никольской церкви на Берсеневке.
После дьяка Аверкия усадьбу наследовали его сын Яков, также бывший и гостем и думным дьяком в нескольких важных приказах. Богатство Кирилловых было настолько велико, что на их средства была достроена огромная крепостная ограда Донского монастыря, которому они благотворили. Позже Яков Аверкиевич стал монахом этого монастыря и здесь же в приделе монастырского Малого собора был похоронен. Его вдова Ирина благотворила соседней Никольской церкви: она построила колокольню над воротами, и ее иждивением в церковь был отдан двухсотпудовый колокол.
Современный облик самих палат сложился к началу XVIII веке, когда ими владел дьяк Оружейной палаты А.Ф. Курбатов (второй муж Ирины). Тогда дом претерпел большие изменения: вместо верхнего деревянного жилого этажа построен каменный, а фасад старого дома переделан в модном , после возвращения Петра из первого путешествия в Европе, стиле. Автор переделок палат неизвестен. В 1712-1739 годах усадьбой владел «иностранной коллегии асессор Петр Васильевич Курбатов», а после него, как выморочное имущество, она переходит в казну и с того времени в главном доме располагаются самые разные учреждения. Тут находилась камер-коллегия, которая ведала казенными доходами, корчемная канцелярия, боровшаяся с нелегальными производством и продажей водки ( в ее бытность там была устроена «для содержания колодников тюрьма и около оной с одной стороны бревенчатый осторог»), межевая канцелярия, на которую было возложено определение границ земельных владений, канцелярия конфискации, занимавшаяся конфискованным имуществом, разрядный архив, в котором хранились родословные росписи и разрядные книги, московская казенная палата, ведавшая финансовыми делами Московской губернии, и, наконец, почти весь XIX век тут была сенатская курьерская команда, поэтому дом в Москве часто называли «Курьеским».
С 1870 года началась новая жизнь старинных палат: их заняло Московское археологическое общество, добровольная организация ревнителей национального наследия не только в Москве, но по всей России. В числе более чем пятисот его членов были не только археологи, но и архитекторы и исследователи истории архитектуры И.П. Машков, К.М. Быковский и Ф.Ф. Горностаев, историки М.П. Погодин, В.О. Ключевский и С.М. Соловьев, художники И.С. Остроухов и А.М. Васенцов, писатели П.И. Мельников-Печерский, Д.Н. Мамин-Сибиряк, А.Ф. Вельтман и многие другие. Много лет общество работало под руководством известных археологов и организаторов исторических исследований супругов А.С. и П.С. Уваровых. Алексей Сергеевич Уваров был сыном известного деятеля николаевского царствования Сергея Сергеевича, долгие годы министра просвещения, создателя знаменитой формулы «православие, самодержавие и народность», предлагаемой им в качестве основы для образования и воспитания молодежи. Он занимался изучением классических древностей и собрал великолепную коллекцию предметов искусства в подмосковном имении «Поречье». Сын его получил прекрасное образование, увлекся археологией, занимался раскопками. Он, а после его кончины его жена Прасковья Сергеевная, урожденная княжна Щербатова, стояли у истоков образования Московского археологического общества.
Славная и плодотворная деятельность общества была прервана советской властью в 1923 году, и с тех пор старый дом на Берсеневской набережной занимали разные организации: на втором этаже поместились Центральные реставрационные мастерские, а на первом этаже – Институт по изучению языков и этнических культур Северного Кавказа. Сюда в 1930 году приходил поэт О.Э Мандельштам, задумавший поездку в Армению и намеревавшийся познакомиться с древнеармянским языком. Правда, попытка овладеть сложнейшим языком с налету закончилось ничем, но осталось описание его посещения в путевых заметках.
После перевода института и закрытия реставрационных мастерских в палатах были квартиры, а в 1932 году здесь создали Институт методов краеведческой работы разрабатывавший в частности «социалистические» экспозиционные планы для музеев.
В 1940-1960-е годы институт работал над общими вопросами музееведения, затем начал подготовку «Свода памятников истории и культуры» и получил новое название – Научно-исследовательский институт культуры, а уже в наше время стал Институтом культурологи.


Обсудить на форуме







  При любом использовании материалов данной статьи ссылка на yourmoscow.ru обязательна.
 
МОСКВА:
  РЕСТОРАННАЯ
  АДМИНИСТРАТИВНАЯ
  ДЕЛОВАЯ
Последнее на форуме
  Твоя Москва
  Административная Москва
  Московские события
  Москва которую мы потеряли
  Мистическая Москва
подписаться
  Все права защищены © 2008
Дизайн сайта — RedVision Group