Ваганьковское кладбище.
   
  RSS  
Главная / Здания / Дом № 24 по Сивцеву Вражку ( Т. Н. Вердеревского)

Дом № 24 по Сивцеву Вражку ( Т. Н. Вердеревского)


Здания / Сивцев Вражек, 24 / Посмотреть на карте

В начале 1820-х годов штабс-капитан Тимофей Вердеревский приступил к строительству собственного дома на углу Калошина и Сивцева переулков. Этому особнячку суждена будет долгая жизнь. Его постояльцами в 1831-1832 годах станет семейство Тургеневых. Именно здесь развернуться события весьма драматические, которые затронут не только обитателей особнячка – семью генерала Ильи Ивановича Алексеева, но и прямо коснуться А.С. Пушкина, чуть было не сделавшись серьезным препятствием к его возвращению из Михайловской ссылки.
В первой половине 1825 года в Михайловском Пушкин пишет стихотворение. Элегию о французском поэте, погибшем на эшафоте великой революции. Они были написаны до восстания декабристов, но в них усмотрят намек на эти события. Стихи не войдут в сборник 30 декабря. Кто-то выделит их в отдельное стихотворение и даст ему крамольное название «На 14-е декабря» (дата восстания декабристов), и оно, пойдет по рукам и неизбежно достигнет III отделение именно в тот момент, когда правительство, напуганное 14 декабря, особенно ужесточит меры против «злоумышлений и людей, к ним склонным». На этом многие поспешат выслужиться , как и небезызвестный ненавистник Пушкина – генерал-майор И.Н. Скобелев (не путать с героем Плевны и Шипки).
А в Сивцевом Вражке живет мирное семейство. Хозяин – генерал из полицейских Илья Иванович Алексеев. Имеет двух сыновей, младшего – Николая, старшего – Александра. Старший служил в Конноегерском полку, а младший в Семеновском. Хотя Конноегерский полк стоял в Новгороде, однако служивший в нем штабс-капитан Алексеев под разными предлогами жил почти безвыездно в Петербурге. Там он любил погулять, поплясать, поиграть, но не был буяном, а напротив, был ласков и услужлив.
Но в начале октября 1826 года он схвачен под караул и отправлен в Москву. Случилось следующее – кто-то еще в марте дал ему стихи, будто Пушкина, в честь мятежников 14 декабря; у него взял их молоденький гвардейский офицер Молчанов, взял и не отдал, а Алексеев о них совсем позабыл.
Между тем лишь только учредилась жандармская часть, некто донес в Москве, что у офицера Молчанова находятся возмутительные стихи. Беднягу, который и забыл о них, схватили, засадили, допросили, от кого он их получил. Он указала на Алексеева.
9 сентября 1826 года по показаниям Молчанова был найден и арестован Алексеев. Через неделю его доставили в Москву, где его допрашивал сам начальник штаба И.И. Дибрич. Все попытки разжалобить арестованного мольбами и просьбами отца наталкивались на тихое запирательство Алексеева, который «клялся, что решительно не помнит, от кого получил несчастные стихи..». Не помог даже объявленный 18 сентября смертный приговор, который в три дня по приказу императора вынесла военно-судная комиссия.
На следствии Алексеев показал, что в октябре или ноябре 1825 года у некоего москвича он списал пушкинские стихи. В феврале 1826 года в Новгороде к нему зашел упомянутый Молчанов. Разговор зашел о Пушкине, и Алексеев признался, что у него есть последнее его сочинение. Молчанов попросил скопировать стихи. Увез и не вернул. В июне того же года этот стих у Молчанова увидел Леопольдов, бойкий расторопный учитель. Недолго думая, Леопольдов сделал копию, снабдил подзаголовком «На 14-е декабря» и поспешил отдать помещику Коноплеву, не подозревая, что последний является сотрудником Скобелева, давнего специалиста по политическим доносам. Скобелев сформировал из этого громкое дело, которое даже отодвинуло ненадолго коронационные торжества. Начался грандиозный процесс, длившийся два года и прошедший четыре инстанции вплоть до Государственного Совета. Нашли всех распространителей данного произведения. Сначала Леопольдова, тот указал на Молчанова, Молчанов на Алексеева. Дело завертелось.
Пушкина вызвали в Москву. Но поэт естественно сказал, что элегия написана до восстания и не имеет ни малейшего отношения к 14 декабря, чем и удовлетворил интерес императора. Пушкин объяснился и считал дело поконченным; поэтому когда его начали в 1827- 28 годах беспокоить допросами, он не мог не возмутиться повторением старого и отвечал с излишней резкостью , которая и была при окончании дела поставлена ему в счет.
Что же касается других участников этого дела, то Алексеев был посажен в сырую камеру московского тюремного замка, где совершенно расстроилось его здоровье. Отец от него отступился, а мать продолжала хлопоты, ездила даже в Новый Иерусалим, где поджидала приехавшую на молебствие царскую чету. Намерение броситься к императору в ноги успеха не принесло. Отчаяние переполнило бедную женщину. Только увидев императора, она упала без чувств. Царь был разгневан, императрица напугана. Но власти так и не отступились от затеянного пустого и раздутого дела. Злополучие налетело на семейство, дотоле спокойное и любимое в Москве. Горе поселилось в Сивцевом Вражке. В 33 года Александр Алексеев, сосланный на Кавказ, скончался.


Обсудить на форуме







  При любом использовании материалов данной статьи ссылка на yourmoscow.ru обязательна.
 
МОСКВА:
  РЕСТОРАННАЯ
  АДМИНИСТРАТИВНАЯ
  ДЕЛОВАЯ
Последнее на форуме
  Твоя Москва
  Административная Москва
  Московские события
  Москва которую мы потеряли
  Мистическая Москва
подписаться
  Все права защищены © 2008
Дизайн сайта — RedVision Group